«Загадочное ночное убийство собаки»: мир глазами аутиста

В корзине товаров: 0 на сумму 0 руб

Поиск
Мы в социальных сетях
Фото

180м_46

Для клиентов

E-mail:

Пароль:


Войти с помощью:

«Загадочное ночное убийство собаки»: мир глазами аутиста

В «Современнике» – премьера необычной пьесы. Главный герой «Загадочного ночного убийства собаки» – подросток с синдромом Аспергера. Возможность увидеть мир глазами особого человека теперь есть и у российских зрителей.

Однажды ночью, в семь минут после полуночи 15 летний Кристофер увидел, что на газоне перед соседским домом лежит собака. С этого события начинается роман Марка Хэддона и спектакль московского театра «Современник», который поставил «Загадочное ночное убийство собаки» на Другой сцене. Воплотить пьесу в России помогли особые художники, молодые люди с ментальными нарушениями из проекта «Наивно? Очень».

Общение со студийцами помогло актерам и режиссеру в создании образов, а особый художник Рома Горшенин написал к спектаклю серию ярких акриловых картин, две из которых стали афишами.

Странная книга покорила британцев и весь мир

Книга Марка Хэддона написана от лица подростка по имени Кристофер Бун. Однажды этот мальчик увидел, что на газоне перед соседским домом лежит убитая кем-то собака и затеял собственное расследование. В ходе «опроса свидетелей» Кристофер случайно узнает важную вещь, но не о собаке, а о своей семье. Оказывается, мама Кристофера не умерла. Отец лжет. Мама жива и здорова, просто три года назад она уехала в Лондон и теперь живет там. И Кристофер, который никогда не бывал дальше своей улицы, решается на опасное путешествие.

Марку Хэддону удалось показать мир таким, каким видит его человек с диагнозом. Некоторые особенности поведения героя указывают на синдром Аспергера, но ставить диагноз герою книги – занятие неблагодарное, критики сошлись во мнении, что герой страдает каким-то расстройством аутистического спектра. Литература впервые открыла для себя эту новую территорию, вскоре на нее проник и театр. Наш мир, переданный через восприятие особого человека, выглядит совсем иначе.

Особым людям трудно с нами, людьми нормотипичными. Мы слишком многое понимаем без слов, помимо слов, общаемся на подтексте. Слова мало что значат, важнее эмоции, жесты, позы, кроме того – культурный контекст. Например, выражение «у каждого есть свой скелет в шкафу» приводит Кристофера в замешательство, а привычка «перекинуться парой слов» ему кажется странной и дикой, как обычаи туземцев.

Человеку с диагнозом синдром Аспергера приходится нелегко. У людей с расстройствами аутистического спектра возникает немало сложностей в общении, особенно там, где требуется эмпатия (сопереживание, сочувствие). Человеку с ментальным диагнозом приходится учить наш мир наизусть, запоминать как иностранный язык. В его мире акценты расставлены совершенно по-другому.

Кристофер лучше любого взрослого знает математику, досрочно сдает выпускной экзамен, перемножает в уме трехзначные числа, любит астрономию и мечтает о космических полетах. Он любит все вещи красного цвета, но не переносит желтый цвет и коричневый, пищу такого цвета отец поливает ему кетчупом.

Кристофер не переносит шум, скопление людей, не может выносить, когда на него повышают голос, никому и никогда не позволяет к себе прикоснуться, не смотрит на собеседника. Эти его особенности причиняют близким людям немало боли, тяжело быть рядом с ребенком, к которому нельзя проявить нежность, который с годами не становится ближе.

У Кристофера есть проводник в обычный мир – учительница Шивон, которая шаг за шагом объясняет ему обычную жизнь, учит различать эмоции, переходить через дорогу, строить диалог, делать покупки.

Режиссеру помогли особые художники

Рассказать историю Кристофера театральными средствами – задача непростая, но увлекательная. Режиссеру Егору Перегудову удалось с ней справиться. С особыми людьми он знаком давно, в мастерскую проекта «Наивно? Очень!» его привела актриса Нелли Уварова. В спектакле современника она сыграла маму главного героя, добавив к легкомыслию своей героини нежность и теплоту.

«Перед нами стояла задача – показать мир, каким его видит человек с таким диагнозом. Мы искали театральные приемы, чтобы ее воплотить. Герой воспринимает жизнь иначе, чем мы: замечает детали, нюансы» – рассказал Егор Перегудов корреспонденту «Милосердия.ru».

Главную роль в спектакле играет Шамиль Хаматов. Для создания этого образа молодому актеру потребовалось много сил энергии и таланта. С помощью поз, жестов, особенностей движения актер передает облик человека с диагнозом, но театр позволяет решить и другую, невыполнимую в обычной жизни задачу – показать о чем думает, что чувствует такой человек, его способ мышления. Главный конфликт в том, что такие люди, как Кристофер, чужды любому актерству, лицедейству, поэтому и попытки актера воплотить такой образ – упрощение, имитация, договор со зрителем. «Я не хочу, чтобы из моей книги делали пьесу! Я не люблю театр!» – эту фразу неоднократно произносит герой Шамиля Хаматова.

Расследуя убийство собаки, Кристофер делает записи в тетради, эта тетрадь – участник событий, в ней пишут, ее читают вслух, теряют и находят. Она же – ключ к Кристоферу, по записям подростка его близкие могут понять, что он чувствует, узнать о событиях, которые с ним происходили. Кристофера нельзя назвать простым собеседником, начиная говорить вслух, он по нескольку раз повторят фразы, мычит, зажимает уши руками, вязнет в деталях и подробностях, так что его нормотипичным собеседникам приходится туго: «Меня самого зовут Кристофер Джон Френсис Бун. Мне пятнадцать лет три месяца и четыре дня. Я знаю все страны мира, и их столицы, и все простые числа до 7507…».

Дверь в другой мир

Кристофер – нечто вроде беспристрастного свидетеля, зеркала, в котором отражаются поступки и поведение окружающих его людей.

В мир особого человека спектакль вводит постепенно, дает осмотреться, освоиться. Пространство действия намечено, но не обозначено. Где все это происходит? В голове Кристофера?

Пустая черная коробка сцены, стены которой Кристофер использует как школьную доску, пишет на ней имена и бесконечные ряды простых чисел. Связь с реальным миром – единственная дверь в глухой стене, которая открывается каждый раз в какое-то иное пространство, оттуда появляются новые персонажи. Для ретроспекций герой использует вещи, вынимая их из коробок с надписями. В финале первого акта черная стена ползет на зрителя, смещая границы сцены.

Во второй части спектакля, в которой рассказывается о путешествии Кристофера в Лондон, сцена делается просторнее. Дверей и персонажей становится больше, появляются второстепенные герои и статисты. Интерактивные декорации передают пестроту и яркость Лондона, мелькание пейзажей за окном поезда, шум и вокзальную сутолоку, в которую попадает герой. Ритм и скорость городской жизни узнаваемы. Войдя после спектакля в метро, удивляешься, замечая, как ритмичны движения людей, приливы и отливы, вызванные прибытием поездов.

Для того чтобы осмыслить то, что с ним происходит в Лондоне, Кристофер, а вместе с ним режиссер, пользуется метафорой компьютерной игры. Это придает дополнительную динамику и яркость действию, но психологическая насыщенность первой части впечатляет ничуть не меньше, чем спецэффекты второй.

Действие во второй части кажется комедийным, но тем, кто понимает чувства особого человека, который увидел, что единственный работающий банкомат – желтый (а мы помним, что этот цвет Кристофер не выносит). Реалии и бытовые детали, обычные для Великобритании, в русской постановке воспринимаются по-другому, нам в диковинку отец, в одиночку воспитывающий ребенка, терпеливая, но твердая учительница, нам странно смотреть на легкомысленную маму, русские мамы особых детей – не такие.

В сцене на вокзале, когда Кристофер называет полицейскому пароль банковской карты, а полицейский немедленно берется проводить его до банкомата, в зале слышны смешки. Но полицейский – не преступник, а помощник, он смотрит, чтобы Кристофер снял деньги, подсказывает и ободряет его. Хотя полицейский и не понимает сути проблем мальчика, он не считает его ни наркоманом, ни нарушителем. В сегодняшней России все сложнее.

Совсем иначе в России звучит и финал спектакля, здесь его сложно назвать счастливым. Кристофер, выйдя на авансцену, рассказывает о том, что собирается поступить в университет, жить в своей квартире в каком-нибудь городе, поменьше, чем Лондон, и стать ученым. «Вы думаете, я смогу всего этого добиться?» – спрашивает герой. И свет в зале гаснет.

***
Премьера спектакля «Загадочное ночное убийство собаки» на Другой сцене «Современника» состоится 3 марта 2015 года. В фойе зрители увидят выставку картин Романа Горшенина и смогут купить сувениры с их изображением.

СПРАВКА:
Роман британца Марка Хэддона The Curious Incident of the Dog in the Night-Time (в русском переводе – «Загадочное ночное убийство собаки»). В 2003 году роман вошел в лонг-лист Букера, тогда же был удостоен престижной премии Уитбреда, а в 2004 году – Литературного приза Содружества. Продано более 2 млн экземпляров книги.

Пьесу Саймана Стивенса «Загадочное ночное убийство собаки» впервые поставили в 2012 году в Королевском национальном театре Великобритании, в 2013-2014 гг. спектакль появился в репертуаре известных театров Великобритании и США. В 2012 г. роман экранизировал английский режиссер Марианн Эллиотт.

Алиса Орлова
03.03.2015

http://old.miloserdie.ru/articles/zagadochnoe-nochnoe-ubijstvo-sobaki-mir-glazami-autista

К другим статьям