Нелли Уварова: «Нет работы в театре – воплощай свои мечты»

В корзине товаров: 0 на сумму 0 руб

Поиск
Мы в социальных сетях
Фото

РИА_02

Для клиентов

E-mail:

Пароль:


Войти с помощью:

Нелли Уварова: «Нет работы в театре – воплощай свои мечты»

«Театрал» №2(135) Февраль 2016

Нелли Уварова:
«Нет работы в театре – воплощай свои мечты»
Автор: Маша Третьякова                     Фото: Анатолий Морковкин

     УЖЕ НЕСКОЛЬКО ЛЕТ АКТРИСА РАМТа НЕЛЛИ УВАРОВА ЗАНИМАЕТСЯ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬЮ. ЕЁ ПРОЕКТ «НАИВНО? ОЧЕНЬ» - ЭТО РЕАЛЬНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ ЛЮДЯМ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ РЕАЛИЗОВАТЬСЯ В ЖИЗНИ. ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ЗРИТЕЛЬСКОГО ГОЛОСОВАНИЯ ПРОЕКТ СТАЛ ЛАУРЕАТОМ ПРЕМИИ «ЗВЕЗДА ТЕАТРАЛА» -2015.

     – Нелли, первым делом поздравляем вас с заслуженной наградой. Немногие знают, что вы успешно занимаетесь благотворительностью и победа проекта «Наивно? Очень» - тому подтверждение. А как он возник?
     – 25 декабря проекту исполнилось 5 лет. Эта дата связана с днем открытия интернет-магазина. А возникло все потому, что в моем окружении есть особые молодые люди, талантливые, очень интересные. Общение с ними доставляет мне огромную радость. Они многому меня учат, напоминают об основных ценностях, о которых мы все знаем, но благополучно забываем в суете своей взрослой жизни.
     И проект возник именно потому, что очень хотелось помочь этим людям. Я увидела, насколько они одинокие, незащищенные и как много негатива вокруг них, который возникает просто из-за незнания людей об их особенностях. Я стала вникать в то, как они живут, чем живут. Первыми, с кем я познакомилась, были студенты технологического колледжа №21, где обучают творческим профессиям. Я побывала на ярмарках, где ребята выставляли свои работы, и была потрясена тем, что они делают, как они это делают, сколько сил вкладывают в работу… Они большие молодцы.
     Стало понятно, что не о помощи надо просить, а дать ребятам возможность самим зарабатывать. В данном случае я выступила организатором этого процесса, мостиком. Потому что были такие вещи, которые ребята сами себе обеспечить не могли – помещение, материалы. Их родители, понятное дело, обременены более насущными проблемами: как заработать, как выжить, многие не могут полноценно работать, потому что не с кем оставить детей, многие семьи малообеспеченные. Так что финансовый вопрос был одним из основных, которые предстояло решить.
Следующий, не менее важный вопрос – социализация. Нужно было дать ребятам почувствовать, что они нужны этому миру, нужны нам. И мы решили создать место, где ребята могли бы творить и зарабатывать.
     – Магазин?
     – Да, для начала мы с подругой создали интернет-магазин. Постепенно дело стало набирать обороты. О проекте узнали, появился интерес к художникам, и мы поняли, что нужно идти дальше. Затем открыли мастерскую, где ребята могли работать после окончания колледжа. Она работает уже два года. А этим летом мы открыли, наконец, и настоящий магазин. Это тоже была наша давняя мечта.
     – А где он расположен?
     – На территории дизайн-центра «Артплей». Он так и называется «Наивно? Очень». Там представлен весь ассортимент. Начинали мы только с керамических изделий, постепенно добавилось полиграфическое производство – открытки, календари, постеры. Потом – небольшое текстильное производство: футболки с рисунками ребят.
     – Конечно, вы и новые имена открываете?
     – За эти годы у нас появились по-настоящему выдающиеся художники, уже было несколько выставок – на Винзаводе, в Галерее АРТНАИВ и Еврейском культурном центре. А сейчас один из наших художников – Роман Горшенин – написал серию картин к спектаклю «Загадочное ночное убийство собаки», который идет в «Современнике». Теперь его работы выставляются в фойе Другой сцены «Современника» в дни спектакля, а две из них стали афишами – их можно встретить в Москве.
     – Как люди попадают к вам в мастерскую?
     – Всё началось со студентов колледжа №21. До сих пор студенты и выпускники этого колледжа – наши основные подопечные. Бывает, мы приглашаем кого-то, кто-то сам приходит, потому что уже знает о нашем проекте. Некоторые сразу начинают работать по трудовому договору, кто-то сначала просто занимается в мастерской, а потом переходит на договор.
     С нашими ребятами работает совершенно замечательный человек – художник Татьяна Чемоданова. Самое главное, что она делает – вселяет в них веру в себя. Потому что им, кроме этого, ничего и не нужно. Надо всего лишь дать человеку краски, кисть и сказать: ты можешь, твори!
     – Театр вас как-то поддерживал?
     – Да, РАМТ с первых дней поддерживает. Еще до официального открытия проекта театр был рядом, оказывал информационную поддержку. Зрителям вместе с билетами выдавали флаеры, в которых рассказывалось о проекте. Потом мы проводили в театре выставки-ярмарки. Знаете, как в семье бывает: если какое-то событие, мужчины выставляют столы, женщины готовят угощения. У нас в театре так же. Если готовим ярмарку, значит, мебельщики дают столы, осветители ставят приборы, каждый чем-то помогает. Кроме того, рамтовские артисты, мои коллеги много участвовали в различных представлениях для ребят. Например, Александр Гришин ставил вместе с ребятами спектакль по Маяковскому. Саша играл Маяковского, а ребята читали стихи. Еще в театре устраивают благотворительные показы для наших ребят. То есть, на спектакль приходят только наши подопечные со своими родными, друзьями.
     Периодически к нашим акциям подключаются и нетеатральные люди. Есть такой писатель Евгений Клюев. У нас идет спектакль по его рассказам «Сказки на всякий случай». Когда он приезжал в театр, познакомился с нашими ребятами и совершенно безвозмездно дал несколько сказок, которые ребята проиллюстрировали, и мы выпустили книжки.
     Таким же образом произошло знакомство с писателем Сергеем Таском, который переводил для нашего театра несколько пьес – «Доказательство», «Участь Электры». Если по текстам Клюева ребята сами рисовали картинки, то с Таском получилось наоборот. Он взял рисунки ребят и к каждому написал маленькое четверостишье. Скоро выйдет книжка. Она будет называться «Жизнь замечательных идей». И театру за это тоже большое спасибо, потому что именно театр собирает вокруг себя правильных людей.
За всю нашу историю нам помогал не только РАМТ. Театр Терезы Дуровой, Театр Содружество актеров Таганки, Театр Маяковского, Et cetera – все они распространяли информацию, предоставляли площадки, заказывали работы наших ребят в подарок своим сотрудникам.
     – А государство как-то помогает?
     – Пока нет. Мы писали письма с просьбой предоставить нам помещение для мастерской или хотя бы помочь с льготами для аренды. Но все они остались без ответа. И мы стали работать на общих условиях. Если в какой-то момент все-таки возникнет отдача, конечно, мы будем очень рады и благодарны. Но ждать мы не можем, потому что ребятам нужна помощь сейчас, сегодня. Не завтра, не через год, а сегодня. Поэтому мы все-таки решились и сняли помещение по коммерческим расценкам и как-то выживаем. Трудно, конечно, ведь на деньги, которые мы тратим на аренду, могли бы взять больше ребят в проект. Очень многие родители просятся, мечтая, что их особые дети станут художниками.
     – Получение «Звезды Театрала» стало для вас ожидаемым событием?
     – В прошлом году нас тоже номинировали с этим проектом. И я знаю, что очень многие болели за нас. Мои друзья и коллеги следили за тем, как идет голосование и регулярно сообщали мне. Но в тот раз зрители отдали премию не нам.
     В этом году было так много забот, что не было времени и сил внимательно следить, как там идут дела. Все совпало – дела с проектом, премьера в театре. Поэтому наша победа стала большим радостным сюрпризом. Вот действительно стоит забыть о желаемом, и оно приходит к тебе само.
     – Эта победа может открыть какие-то новые перспективы для проекта?
     – Я думаю, да. Сотрудники проекта очень радовались за меня, очень меня поздравляли. А я поздравляла их. Потому что это их победа.
     Хотя, в нашем случае важнее даже не победа, а сама номинация. Вместе с нами номинировались очень достойные проекты, их названия постоянно были на слуху в течение года. И была возможность зайти и посмотреть: что такое «Стань волшебником»? А «Наивно? Очень»? А «Поколение Маугли»? Для социальных проектов это самое важное. Чтобы человек задался вопросом, потратил время, попытался вникнуть.
     Я много рассказываю о нашем проекте в СМИ. Но чаще всего это вырезают. Потому что считают, что читателям и зрителям это неинтересно. Поэтому то, что «Театрал» дал нам возможность говорить, быть на слуху – это важнее самой победы.
     – Что нужно, чтобы социальных проектов в театрах стало больше?
     – Как я уже говорила, театр – благоприятная почва для социальных проектов. У нас в РАМТе есть не только «Наивно? Очень». Здесь происходит много важных вещей. У нас много образовательных клубов. Я считаю, что это тоже социальные проекты. Маленьких зрителей учат быть зрителями в правильном понимании этого слова, знакомят их с театром, с жизнью через театр. Были образовательные проекты, приуроченные к выходам таких важных спектаклей, как «Берег утопии» и «Нюрнберг».
     Кроме того, вот уже 8 лет каждый год мы всем театром сдаем кровь. У нас в день сдачи крови такая эйфория в театре, потому что это очень объединяет людей. Все пришли на какое-то общее, хорошее дело и у всех общий заряд: «Мы молодцы!»
     – Вы уже пять лет ведете столь важный проект и наверняка подружились с ребятами?
     – Конечно. Вот Рома Горшенин, например, который рисовал афиши к спектаклю в «Современнике», участвовал в открытии магазина в «Артплее». На одной из стен снаружи он нарисовал большую картину. Пока он рисовал, подходили люди, смотрели, интересовались, фотографировались на фоне этой стены вместе с ним. И это было для него моментом особого счастья. Осчастливить человека, оказывается, очень просто. В дни зарплаты Рома счастлив. Он не знает цену деньгам, не понимает, много он получает или мало. Для него это абстрактное понятие, но он счастлив оттого, что у него все получается. А когда он соприкасается с людьми, которым нравится его творчество, – это совсем другого уровня счастье.
     Еще у нас был абсолютно гениальный мальчик Коля Бондаренко, он тоже рисовал картины. Первая серия картин была по роману «Что делать?», а вторая серия – по творчеству Достоевского – так и осталась незавершенной. И это наша боль. Мы очень ждем, когда он сам решит закончить.
     – Важно не давить, не настаивать?
     – Совершенно верно. В какой-то момент он сказал, что ему нужно почувствовать себя таким же, как все, а у нас, наоборот, всячески культивируется особенность ребят, их особый взгляд на искусство, на мир. Но для этого мальчика было важно по-человечески понимать, что он такой, как все, он не захотел быть особым. Он устроился работать курьером за небольшую зарплату. Для него это был очень важный психологический момент – это его выбор, его жизненная позиция. Мы, конечно, жалеем, что он остановился и работу не завершил. Но также понимаем, как для него важно быть среди людей, самоутвердиться. Так что в наш проект не только приходят, но уходят из него. Очень важно, чтобы все было в радость. Есть радость здесь? Пожалуйста. Радость где-то в другом месте? Пожалуйста. Мы продолжаем на расстоянии следить за жизнью друг друга, но пока наши пути не пересекаются.
     Есть у нас истории любви. Я прихожу в мастерскую, а Рома мне говорит: «Вот моя девушка, посмотри, какая она!» Это уже не рабочий момент, это дружба.
     – Нелли, а что для вас театр? Для кого-то это дом, для кого - работа, для кого-то - миссия…
     –Театр – это живой организм, который нужно любить, которому надо быть преданным и принимать его таким, какой он есть сегодня. Поскольку он живой, он может болеть, умирать, возрождаться, влюбляться, и ты должен все эти стадии вместе с театром проживать. У меня такое желание – жить внутри театра достойно. И в РАМТе это совсем не трудно, потому что РАМТ – это театр-дом. Конечно, ребенку я говорю, что ухожу на работу, но я-то знаю, что иду домой. Возвращаясь домой, я иногда иду работать, потому что там от меня тоже очень много требуется. Дом и работа часто меняются местами, не поймешь, что есть что в конкретный момент.
     А еще театр – это путь. Это постоянная смена декораций, новые спектакли, новые режиссеры, новые тексты, новые партнеры, всегда новые зрители. Ты вроде бы делаешь одно и то же, но, на самом деле, каждый день ты делаешь что-то новое.
     – Известна фраза Щепкина, обращенная к молодым артистам: «Священнодействуй или убирайся вон». Вам близка идея священнодействия на сцене?
     – Я вдруг пришла к выводу, что я фанат. Я по жизни максималистка, и меня всегда огорчает, если кто-то работает без удовольствия. Если ты не там, где ты хочешь быть и делаешь не то, что ты хочешь делать, глупо вздыхать, а лучше понять, где тебе будет хорошо и приложить все силы, чтобы оказаться там. В театре это особенно важно. Кажется, что все здесь так радостно и здорово. Но я сейчас репетировала и падала от усталости, и, тем не менее, это все равно радость, даже когда нет сил, нет здоровья, нет времени. Так что я согласна: священнодействуй или уходи. Я просто для себя это иначе называю. Пока ты работаешь в атмосфере любви и радости, и это приносит тебе удовольствие, есть надежда, что это будет заразительно еще для кого-то. Мы в театре этим и занимаемся, мы заражаем зрителей, мы их увлекаем и вкладываем в них какие-то новые смыслы, эмоции, мысли. Делать это не в любви, не в радости – преступный акт по отношению к зрителям.
     – Актер – зависимая профессия, в любой момент может наступить кризис, сегодня ты востребован, а завтра – нет. Понятно, что вы в своем творчестве кризис еще не испытали. Но задумывались об этом? Не боитесь его?
     – Я не тот человек, который будет сидеть и вздыхать. Нет, бывает, когда вдруг задумаешься о том, что однажды работа может закончиться, становится страшно. Но в реальности у меня были периоды, когда работы было не столько, сколько хотелось. Или она была не совсем та, которую хотелось бы на тот момент жизни. Но что мешает жить чем-то другим в этот момент? Проект «Наивно? Очень» так и появился. Я ушла в декрет, но не могла просто сидеть и думать о том, сколько ролей я не сыграю. Благодаря отсутствию работы в театре и кино, во мне освободилось очень много энергии для другого творчества. Для меня проект «Наивно? Очень» – это творчество в первую очередь, а не бизнес. Уже потом стало понятно, что нужна какая-то стратегия, бизнес-план. Но вначале было творчество. Проект получил такое название, потому что я сразу отдавала себе отчет, что во всех бизнес-вопросах я очень наивна, ничего не понимаю про деньги, расход, приход, налоги.
     Теоретически остаться без работы страшно. На практике – просто займись чем-то другим. Нет работы в театре – воплощай свои мечты. У меня огромный список того, что было бы интересно попробовать, но пока не получается. Иногда летом, я сижу и думаю, как было бы здорово провести у нас во дворе какое-то мероприятие для своего ребенка, для соседских детей. Просто взять в один прекрасный день и собрать их в какую-то импровизацию, какой-то клоунский флешмоб. Отсутствие работы ведь не отключает твой мозг, твои эмоции, твои желания. Если отключает, тогда – беда, и надо что-то с этим делать.
     – Обе ваши деятельности слишком энергозатратные. А где брать силы и время, чтобы не выгореть, чтобы оставалось время и на семью, и на ребенка?
     – Мне очень повезло, что обе мои деятельности переплетены друг с другом. Когда я организовывала проект, у меня был декретный отпуск, так что со временем проблем не было. Потом времени совсем не стало, родился ребенок, и было много работы помимо проекта. Но проект-то тоже уже родился, и, как своего ребенка ты не можешь бросить, так не можешь бросить и свое дело. К примеру, ты ждал одного ребенка, а родилась двойня. И что делать? Куда деваться? Начинаешь как-то крутиться. Энергия и силы, мне кажется, берутся из осознания того, что ты необходим этому делу или этому человеку, а отсюда рождается ответственность. Если чувствуешь свою ответственность, уже не возникает никаких вопросов. Сегодня нет времени – завтра поищу, завтра нет – сделаю послезавтра. Если послезавтра не могу, значит, найду того человека, который сможет меня заменить.

К другим статьям